Создатель Baldur’s Gate 3 рассказал о творческих рисках